Героизм или безрассудство?

Итоги ралли символизировали утрату Францией статуса ведущей автомобильной державы мира и переход его к США. Американский автомобиль «Томас Флаер» фирмы «Томас Моторс» продемонстрировал наивысшую из всех участников скорость и надежность. Однако фирма после этого просуществовала всего 10 лет, в 1918 году обанкротилась и сейчас о ней мало кто помнит. Да и не только о ней. Ни одна из компаний, представивших на соревнование свои лучшие изделия, не дожила даже до середины ХХ века.

Интересная статья из винтажного журнала, которая, думаю, заинтересует коллег.

Дерзкий замысел провести автомобильные гонки вокруг света вызвал пятьдесят лет назад горячие споры и разногласия. Подумать только! Какой маршрут: Нью-Йорк – Сан-Франциско – Владивосток – Москва – Париж! Более 20 тыс. км, из них половина по неизвестным дорогам России!

– Безумие, – говорили одни.
– Вы забываете первоклассную технику двадцатого века, мужество, выдержку, – возражали другие.

Мы сможем понять и представить это отдаленное событие, если хотя бы вкратце восстановим условия, в которых оно происходило.

1908 год. Автомобиль скорее всего напоминал конный экипаж. Тяжелый громоздкий маломощный двигатель, высокие со спицами колеса. Автомобили не имели закрытого кузова, той схемы электрооборудования, к которой мы привыкли сейчас, не было распределителя-прерывателя, электростартера, шин низкого давления. В хозяйственной жизни в те времена автомобиль еще не утвердился, транспортной машиной его никто не считал. Но к тому времени он уже успел выйти на арену спортивных соревнований и гонок, перестал быть чем-то совершенно новым.

Устроителями их обычно являлись крупные газетные издательства. Самая первая гонка Париж – Руан была организована в 1894 году французской газетой «Петит журнал». Организаторами гонки 1908 года вокруг света были две газеты – американская «Нью-Йорк тайме» и французская «Пари матэн». По идее организаторов она должна была стимулировать интерес к автомобилю во всем мире.

В соревновании приняли участие шесть автомобилей. Три из них «Де-Дион» и «Мото-Блок» с двигателями 30 л. с. и маленький легкий автомобиль «Сизер-Надин» с двигателем 12 л. с., заявленные газетой «Пари матэн», были французского производства. Автомобиль «Цюест» был заявлен Италией; Америку представлял самый мощный среди участников автомобиль «Томас» с двигателем 60 л.с.. Его поддерживала газета «Нью-Йорк тайме». Германский автомобиль «Протос» с двигателем 40 л.с. поддерживался берлинской газетой.

Все шесть автомобилей были доставлены в Нью-Йорк.

Старт был назначен ровно на 11 часов утра 12 февраля 1908 года и должен был начаться по пистолетному выстрелу президента американского автомобильного клуба. За много часов до этого толпы любопытных собрались и заполнили не только Таймс-сквер – место старта, но и все прилежащие улицы. Движение внутри города пришлось полностью приостановить. В этот день деловые интересы были подчинены любопытству и сенсации. Ведь старт первой автомобильной гонки вокруг света можно увидеть только один раз!

Термометр показывал ниже нуля, ночью падал снег, небо было пасмурное. Но это не удержало людей. По газетным сообщениям собралось более 250 тыс. зрителей. Многие приехали издалека. 300 полицейских прокладывали узкую дорожку для автомобилей. На прилегающих улицах стояло около 200 автомобилей. Это само по себе было неслыханным событием.

Автомобили стартовали открытыми – с опущенными верхами. Водители были одеты в тяжелые меховые пальто. Перед стартом они еще раз проверили наличие и полноту багажа – маленькие чемоданчики с личными вещами и колоссальные ящики с запасными частями. Ведь во всем мире нельзя будет найти магазинов запасных частей для своих автомобилей, нельзя встретить станций обслуживания и ремонтных заводов – все должно ремонтироваться только при помощи перевозимых средств и преимущественно сельских кузниц.

Горы шин громоздились в машинах.

Рядом с крюками, ломами и лопатами в машинах лежали карабины и пистолеты – ведь придется проезжать через местности, в которых никогда не видели автомобиля, придется в дороге встречаться с волками, дикими зверями.

Прозвучал выстрел – гонки начались.

Маршрут по США вел через Омаху – Буффало – Кливленд в Чикаго, оттуда через Карсон-Сити и Санта-Барбара в Сан-Франциско. Это было немногим более 6100 км.

Забегая вперед, сообщим результат первого этапа. Американский автомобиль «Томас» первым достиг тихоокеанского побережья 27 марта, что дало средний дневной пробег 140 км.

Если принять во внимание время проведения гонок, глубокий снег в горах и не менее глубокую грязь равнинных штатов, плохое состояние в ту пору американских дорог, то этот пробег надо считать героическим результатом. Когда «Томас» въезжал в Сан-Франциско, итальянский автомобиль «Цюест» отстал на 300 километров. Он шел вторым. Далее, примерно с таким же разрывом, следовал французский автомобиль «Де-Дион» и последним двигался немецкий автомобиль «Протос».

«Томас» преодолел американский континент с большим трудом, но почти совершенно без поломок. С другими автомобилями было значительно хуже. Маленький «Сизер-Надин», на котором благодаря его малому весу команда надеялась легко преодолеть снежную целину, уже на второй день пути налетел на большую придорожную каменную тумбу, засыпанную снегом и вдребезги разбил себе дифференциал. Отремонтировать его было невозможно, а запасного с собой не взяли. «Сизер-Надин» выбыл из гонок. Второй французский автомобиль, «Мото-Блок», кончил свой путь на грязных дорогах штата Айова просто потому, что водителям оказалось не под силу длительное вытаскивание и толкание автомобиля, ночевки на дорогах, свирепствовавшие снежные бури, неполадки в пути. По этой же причине чуть не выбыл и «Протос», так как оба заводских инженера, которые ехали на нем, сошли в Чикаго больные, полностью обессиленные. Оставшемуся на автомобиле лейтенанту Кеппену, командированному германским генеральным штабом, пришлось договориться с американским механиком об участии в гонках.

Все напасти, которым в настоящее время подвергаются водители звездных пробегов, бледнеют перед физическим напряжением, доставшимся экипажам автомобилей, рискнувшим доказать, что в 1908 году можно было объехать на автомобиле вокруг света.

Несмотря на то, что запасных шин было взято очень много, их даже не хватило для прохождения этапа Нью-Йорк – Чикаго. Пришлось прибегнуть к организации промежуточных складов.

Экипаж американского автомобиля «Томас», чтобы избежать переезда через засыпанный снегом перевал Скалистых гор высотой 3 тыс. м, проехал по шпалам через тоннель. Гонщики других автомобилей, достигшие Скалистых гор позднее, пытались сделать то же. Но железнодорожная администрация заявила, что автомобилям запрещено проезжать сквозь тоннель, так как тяжелый «Томас» повредил насыпь дороги. Так и пришлось остальным автомобилям карабкаться по заснеженным горным дорогам, по которым никогда до этого не проезжал ни один автомобиль.

Одно происшествие чуть не кончилось катастрофой. При съезде с горы и переезде через линию железной дороги один из автомобилей зацепил картером маховика за рельс. Ночь, темно, вдали показался фонарь приближающегося поезда. Водители лихорадочно работают, но автомобиль не трогается с места. Поезд приближается, конец уже можно предсказать, но опасность придает людям силы, и, когда поезд был на расстоянии каких-нибудь 300 м, им удалось, наконец, сдвинуть автомобиль.

В дороге у «Протоса» пришлось заменить лопнувший болт дифференциала, а через три дня вблизи маленькой деревни, где еще никогда не видали автомобиля, у него ломаются два шатуна. Снайдер (американский механик) заявил, что далее участвовать в гонке он не может, его мучает лихорадка. За три недели он потерял в весе 10 кг и сойдет, как только автомобиль достигнет берега Тихого океана.

Комитет по организации гонки в Париже предполагал, что автомобили из Сан-Франциско пароходами будут доставлены в Аляску. Часть Аляски они должны были пересечь и доехать до Берингова пролива, а оттуда по льду достичь берегов Сибири.

Практически же оказалось, что сведения редакции газеты «Пари матэн» не верны. Берингов пролив не замерз. Экипаж «Томаса», прибывший первым, был в соответствии с планом направлен в Аляску. Там он проехал несколько километров, но дальше двигаться по дорогам Аляски не мог. Все, что до сих пор встречалось на грязных дорогах США, представлялось как асфальтированное шоссе по сравнению с тем, чем оказались дороги в Аляске. После этого маршрут был изменен, и Аляска вычеркнута из программы. Автомобили должны были из Сан-Франциско доставить пароходом во Владивосток и оттуда начать русский этап гонки.

Автомобиль «Томас» был привезен на пароходе обратно из Аляски. Лейтенант Кеппен в это время все еще сидел на расстоянии нескольких сот километров от берегов Тихого океана со своими поломанными шатунами. Он вынужден был выехать поездом в Сиэтл и повести переговоры с представителями гоночного комитета об изменениях в условиях гонки. Кеппен хотел добиться разрешения доставить автомобиль в Сан-Франциско поездом, чтобы успеть вместе со всеми автомобилями отправиться пароходом во Владивосток. Комиссия колебалась: перевозка автомобиля поездом была запрещена условиями гонки. С другой стороны отправка «Томаса» в Аляску и невозможность продолжать маршрут намеченным путем создавало неясную ситуацию с учетом времени гонок. В конце концов Кеппену был разрешен перевоз автомобиля по железной дороге до Сан-Франциско. Но к 23 дням отставания, которое он имел, было прибавлено 7 штрафных дней. С немецкими участниками гонок было больше всего хлопот, так как присоединившийся к Кеппену в Чикаго американский водитель отказался от дальнейшего участия, пришлось телеграфировать фирме в Берлин о высылке замены. Водители прибыли транссибирским поездом во Владивосток как раз к прибытию парохода из Америки.

Во время рейса парохода экипажи всех четырех автомобилей после многонедельных мытарств смогли отдохнуть. Снова регулярное питание и вечером сон в кровати.

22 мая 1908 года все автомобили вместе стартовали из Владивостока во второй большой этап на Париж.

Новые трудности ожидали гонщиков в Сибири. В США хоть и очень плохие, но все же были дороги, были карты этих дорог. Иначе было в Сибири. Выяснилось, что многие карты не соответствовали действительности. Незнание языка чрезвычайно затрудняло переговоры с населением. Только первый день участники гонки двигались по намеченному пути – дороге, которая оказалась просто тропой, часто прерываемой болотами. На другой же день было решено использовать насыпь Транссибирской железной дороги в качестве пути гонки. На это решились только три автомобиля: «Томас», «Протос» и «Цюест». «Де-Дион» – последний французский автомобиль – был так сильно поврежден, что экипаж не решился продолжать гонку в этих условиях.

Тем не менее, следует удивляться прочности конструкции тогдашних автомобилей. Это было так сказать машиностроение старого стиля. Что легковой автомобиль весил 1800– 2000 кг, это никого не трогало. Зато он был прочен. И только этим можно объяснить, что три оставшихся автомобиля вообще выдержали длительную езду по шпалам. Если навстречу шел поезд – автомобиль успевал сойти с полотна дороги. Но однажды один из автомобилей, который шел первым, не успел вовремя съехать с дороги при встрече с поездом. Последний затормозил. Как на грех, в этом поезде ехало высокое железнодорожное начальство, которое было крайне недовольно задержкой и распорядилось дальнейшее движение автомобилей по железнодорожному полотну запретить.

Пришлось снова тащиться рядом с полотном. А это было чрезвычайно трудно из-за болотистой почвы. Когда повстречался следующий поезд, автомобили застряли рядом с насыпью. В этом поезде находился один из великих русских князей, который остановил поезд, заинтересовался гонкой и снова разрешил движение по полотну, отменив предыдущее распоряжение.

Более 700 км двигались автомобили по железнодорожной насыпи до того места, где установленный маршрут гонки отклонился от железной дороги. Русский царь тем временем узнал о движении через свою империю трех автомобилей и послал каждой машине по сопровождающему офицеру, которые должны были заботиться о безопасности экипажей и помочь им в пути. Однако и царские офицеры не всегда ориентировались на дорогах из-за отсутствия точных карт. Не раз участники сбивались с дороги. Часто приходилось оставлять автомобиль и пешком добираться до населенного пункта, чтобы определить свое местонахождение.

При сильной жаре 18 июля 1908 года первый автомобиль въехал в Москву. Это был «Протос». Его среднесуточный пробег от Владивостока до Москвы был, несмотря на все, очень высок – он составил 170 км. Население на улицах с любопытством рассматривало автомобиль. В России даже в Петербурге в ту пору автомобилей было мало.

За Петербургом дороги становились лучше. Через Кенигсберг маршрут шел на Берлин и в Париж. Флаги и гирлянды встречали водителей. Но, главное, здесь были квалифицированные заводские механики, запасные части, шины.

В 17 часов 30 минут 26 июля «Протос» затормозил перед зданием редакции «Пари матэн». Второй этап маршрута он преодолел первым. Гонка вокруг света была закончена. Четыре дня спустя прибыл «Томас» и через две недели «Цюест». А как много людей на старте в Нью-Йорке держали пари, что ни один из этих автомобилей никогда не дойдет до Парижа!

Героизм или безрассудство? По-видимому, этими словами не определялся все же смысл этой гонки. Она в известной мере носила символический характер – автомобиль завоевывал свет.


маршрут автомобильной гонки Нью-Йорк – Сан-Франциско – Владивосток – Москва – Париж


Будущий победитель кругосветного ралли «Томас Флаер» перед стартом на площади Таймс-Сквер в Нью-Йорке, 29 февраля високосного 1908 года. На крылья машины уложены доски для подкладывания под колеса при езде по вязкому и топкому грунту.

Thomas Flyer. Четырехцилиндровый двигатель рабочим объемом 9362 см³ развивал 60 л.с. и разгонял машину до 100 км/ч. Коробка передач — четырехступенчатая. Колесная база — 3560 мм, полная масса — около 2300 кг. Доски, уложенные на крыльях, служили импровизированными мостками для преодоления препятствий​


Шеренга участников гонки на стартовой позиции. На переднем плане французский «Де Дион-Бутон».

Германский «Протос». Несмотря на то, что за поездку по железной дороге его водителя оштрафовали на 15 суток, он все равно занял второе место, так как третий претендент отстал от лидеров почти на два месяца.

Еще один француз давно забытой марки «Сизьер-Нодин».

Третий французский участник - автомобиль фирмы «Мотоблок». Фотография сделана в Детройте после прохождения первого этапа соревнований.

Таймс-Сквер, 12 февраля 1908 года, 11 часов 15 минут. Большие гонки стартовали...​


Вскоре после старта участников гонки застал снегопад.

Итальянский «Бриксиа-Зюст» на заснеженной дороге где-то в центре Соединенных Штатов.

Изначально планировалось, что часть трассы пройдет по Аляске, а затем, после переправы через Берингов пролив, - по Чукотке и Якутии. «Томас Флаер» первым добравшийся до Тихого океана, успели переправить на Аляску, но на месте выяснилось, что дорог впереди нет вообще и намеченный маршрут абсолютно непроходим для автомобилей. Вскоре машину опять погрузили на пароход и отправили в Японию, а оттуда - в Маньчжурию. Но прежде чем это случилось, на ней успели прокатиться местные автолюбительницы.

Самым тяжелым и сложным этапом гонки была езда по российскому бездорожью, которую не выдержали все французские участники. На снимке американский экипаж и русский военный помогают выбраться из грязевой ловушки немецкому «Протосу». Глядя на это фото, сразу понимаешь, почему самой популярной мужской обувью в нашей стране вплоть до недавних времен были высокие кожаные сапоги.

«Томас Флаер» где-то под Омском. По воспоминаниям Джорджа Шустера, в отдельные дни пройденное по России расстояние измерялось не километрами, а метрами.


Тем не менее, автомобиль выдержал, закончил гонку был сохранен в том виде, в котором он доехал до финиша.
А вот «Протос» не сохранился, в немецком автомобильном музее стоит его макет. Также не сохранились и другие участники гонки.

Когда Thomas добрался до Парижа, прибывших ранее немцев уже оштрафовали, и американцев объявили победителями — они стоят на фоне автобуса с музыкантами. Рядом с ними — человек, изображающий Дядюшку Сэма


Таймс-сквер, 12 февраля 2008 года, торжества по поводу столетней годовщины гонки. На первом плане — реплика автомобиля Thomas Flyer. Возможно, эта машина примет участие в современном пробеге Нью-Йорк–Париж, старт которого намечен на 30 мая

На этой фотографии — отреставрированный Thomas Flyer в музейной экспозиции. Рядом с ним — внук капитана американской команды Джорджа Шустера — Джефф Мал, который собрал большой архив, посвященный этому рейду

ПРИЛОЖЕНИЕ

Комедия «Большие гонки», снятая по мотивам межконтинентального автопробега.

Источник: “http://alternathistory.com/geroizm-ili-bezrassudstvo”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя